14.09.2009

Ничего нового...

Последнее время в Рунете активно муссируется тема о статье Скотта Андерсона «Владимир Путин - темное восхождение к власти», посвященной годовщине сентябрьских взрывов домов в Москве в 1999 году. Эта статья была опубликована в США в журнале GQ. В статье приводится интервью с Михаилом Трепашкиным, бывшим сотрудником ФСБ, который расследовал это дело и угодил за расследование в тюрьму на 4 года. Трепашкин сообщает, что взрывы домов в Москве были устроены ФСБ с целью спровоцировать войну в Чечне. В российской версии журнала эта статья не вышла. Её редактор Николай Усков сообщил журналистам, что статья Скотта Андерсона не вышла в российской версии не из-за запрета властей, а просто потому, что в ней нет ничего нового для российского читателя. Очень мило.  Из этой фразы Ускова вытекает, как минимум два утверждения:
- взрывы жилых домов в 1999-м были организованы ФСБ России;
- российская общественность об этом прекрасно информирована.
В связи с этим возникает вопрос – играет ли компромат в России хоть какую-то роль? Общественность страны владеет огромным объёмом «негативной информации» о представителях власти, о первых лицах государства и крупного бизнеса. Это что-нибудь меняет? Выходит так, что ровным счетом ничего. И Усков лишний раз это подтверждает: ну да, было дело, взрывали, ну и что?
Цепь компроматов на власть и олигархию тянется довольно давно. Здесь есть всё – от подробного описания незаконных сделок до массового уничтожения граждан России. А что же, собственно, граждане? А граждане мило ухмыляются при фразе Путина о конкуренции на выборах с Медведевым: «Мы договоримся». Кто бы сомневался?  Да такой народ – просто мечта любого буржуа, вора, преступника у власти! Делай, что хочешь, и ничего тебе за это не будет. Уход Е.Андреевой с ОРТ подаётся и чуть ли не как национальная трагедия, а возможность причастия «национального лидера» к уничтожению людей - как нечто само собой разумеющиеся, на что нам, несомненно, плевать. Похоже, разборки в семье Орбакайте и гонорары Аршавина россиян волнуют куда больше, чем собственное настоящее и будущее.